Чтобы продать по лучшей цене, которые будут продавать активы за банкротства банков

В июле 2015 года Верховная Рада приняла законопроект №2045а направлен на совершенствование системы гарантированных вкладов и, в частности, является процедурой, чтобы удалить неплатежеспособных банков с рынка. Какое-либо положение настоящего Закона вступил в силу в начале 2016 года, но наиболее важные изменения будут реализованы. Подробнее о нюансах внедрения нового механизма реализации активов обанкротившихся банков Forbes рассказал уполномоченный на ликвидацию ЭРДЭ Банка, Межбанк, банки «Омега» и «Таврика» Артем Караченцев.

Ключевым нововведением является то, что некоторые полномочия, связанные с ликвидацией случае фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) сейчас не делегирует непосредственно ликвидаторы. Их работа представляет собой обзор и оценку активов Банка, формирование реестра кредиторов и взысканию задолженности по кредитам. Но прямой продажи активов теперь должны осуществляться специальным подразделением Фонда гарантирования вкладов – сводный управление активами (КЛО).

В самом деле, собственность все еще принадлежит банку, который числится на его балансе, и управляющий активами по-прежнему ликвидатор – фактический руководитель Банка. Это, подписать договор купли-продажи с покупателем все еще будет там. А также подписания протокола аукциона, вместе с организатором аукциона (обмен) и покупателем. Однако, для того, чтобы организовать и координировать продажи активов, чтобы выбрать торговую площадку, определить стартовую цену, подготовить и разместить рекламу), является обязанностью новой структуры «внутри» Фонда.

Но переход к консолидированному управлению активов идет медленнее, чем планировалось. И это не удивительно, учитывая масштабы подготовительных работ, которые необходимо выполнить для хорошего старта на такой проект.

В январе 2016 года ликвидаторы потеряли право принимать решения, связанные с организацией продажи активов, но, что консолидированный кабинет еще не создан, гарантийный фонд был организован Комитетом по управлению активами, которая стала «мостом» между старой и новой систем. В результате, Комитет взял на себя функции консолидации продажи. В то же время центральное управление, что осталось от его авторитета, чтобы управлять Фондом – решений «в последней инстанции».

Так, с января продажи имущества в процессе ликвидации работает по принципу двухпалатного парламента. Комитет, который является аналогом нижней палаты, принимает решение о продаже активов, и если их балансовая стоимость превышает 5 млн гривен, администрации, в роли верхней палаты подтверждает или изменяет на заключение в Комитет.

Какие решения, связанные с организацией продажи активов ликвидируемых банков составил в целом в обсуждении, и не только доверенное лицо, что снижение риска коррупции, что, безусловно, является плюсом для имиджа Фонда. Но на самом деле ликвидаторы были поставлены в жесткие рамки. Их действия были более ограничены, к техническим, организационным вопросам и цене продажи по-прежнему претендовала на своем заседании Исполнительной дирекции Фонда.

Таким образом, с одной стороны, дискуссия-это хорошо. Но с другой – часто Комитет повторно анализирует каждый ресурс, который был неудачно продан год или два, переоценивают, было принято несколько решений Исполнительной дирекции о снижении начальной цены. Это приводит к тому, что Комитет был двойной, и не всегда законных функций и реализации имущества – отложено. Для банков, которые ликвидированы в первый же год, увеличить терминов в какой-либо процесс является критическим. Не следует забывать, что в период ликвидации общества законом.

По идее, конторскими, которые, согласно планам, должны начаться в апреле, позволит решить проблему с «ненужная дискуссия», так как она более жесткая централизация управления активами, и решения будут приниматься на уровне руководства clo, а не коллективно, «весь Фонд».

Но такая консолидация, на мой взгляд, требует очень серьезной подготовки. Инвентаризации всего имущества ликвидируемых банков и ввод данных в единую базу (которую необходимо создать и заполнить), пересмотреть оценку стоимости всех активов, решить проблемы, связанные с разработкой новых алгоритмов работы ликвидаторов. Кроме того, существует ряд проблем, связанных не с продаж, а с управления активами, лизинга, организации по охране объектов, находящихся на балансе банков, и др.

Это сложный процесс, который включает в себя разработку специализированного программного обеспечения, которое требует много времени. И при запуске сводного офис в спешке (хотя срок для начала своей работы был перенесен с 1. Января по 1. Апреля), то система будет быть обязательно сырыми, и есть существенные недостатки.

Однако, если реализация МСО в его «идеальная форма» будет отложено на неопределенный срок, управление активами ликвидируемых банков продолжит принимать форму «нижней и верхней палаты», которая является скорее вынужденной, но не самый лучший вариант.

Еще одно заблуждение-ожидать, что появление консолидированного офиса позволит значительно ускорить формирование денежной массы от продажи недвижимости и кредита банков. Увы, совершенствование порядка продажи, хотя и важная составляющая, но качество активов является более важным. Если есть плохие кредиты, и обеспечены неликвидными безопасности, чтобы продавать своих животных, не будут работать ни при каких обстоятельствах. Кроме того, еще раньше, когда ответственность за «расчистки» балансов банков лежал на ликвидаторов, их условия труда, не допускается, чтобы продать активы по дешевке.

Кстати эта схема работает и сегодня. Гарантийного фонда на заседании Комитета, это в первую очередь функция контроля. Ведь оценка стоимости активов, которые генерируют независимую оценку в компании из списка утвержденных средств, после чего отчет об оценке должен быть рассмотрен непосредственно в фонд оценщиков, и окончательная отпускная цена принимается во внимание в своем заседании его исполнительного Директората.

Следовательно, даже после конторскими заменит Комитет будет укрепляться, и открытость, чтобы поставить имущество на торги, многие процедуры оптимизированы. Это правда. Но реальная стоимость продажи новая схема реализации имущества банка не пострадают.

Толку от того, что фонд может продать 100 единиц, в то время как потенциальные покупатели не готовы платить больше, чем 10 устройств? Рыночная цена находится в точке пересечения между спросом и предложением. И если нет компромисса, нет в продаже. Таким образом, представители корпоративного офиса, а также ликвидаторов в то время, вам придется выбирать меньшее из двух зол»: либо Дорого продать, или вы можете быстро устранить.

Кроме того, процедуры для снятия банка с рынка-это не только продажа своих активов. Вы должны предоставить документы в архив Национального банка Украины, для прохождения проверок со стороны налоговых и других контролирующих органов. И, чтобы ускорить или упростить такие бюрократические процессы, как известно, практически невозможно.

Форбс.net.ua
11:38 | 19 апреля 2016

Комментирование закрыто

Translate »