Закрытые создаст человеческие условия

Со следующего года тюрьмы и СИЗО будут строить по международным стандартам

Фото: REUTERS/Alex Naymushin

С 2017 года до 2020 года в России будут построены новые и реконструированы в соответствии с международными стандартами старые СЕРО. То же самое касается и корректирующих, лечебных исправительных, лечебно-профилактических учреждений (больниц, лечебных зданий, медицинских частей, здравпунктов).

Это все происходит в рамках Концепции развития уголовно-исполнительной системы, рассчитанной до 2020 года, и которые должны привести условия содержания в СИЗО, колониях и тюрьмах в соответствии с законодательством РОССИЙСКОЙ федерации и международными стандартами. Общественное обсуждение документа продлится до 26. июнь и с сентября уже должен быть готов проект постановления правительства.

В настоящее время в России в местах лишения свободы находится около 650 тысяч человек, по этому показателю мы занимаем второе место в мире после США. На каждые 100 тысяч граждан России приходится более 460 заключенных. По данным Общественной наблюдательной комиссии (ОНК), в столичном СИЗО содержится почти 12 тысяч человек, что на 47% выше, чем предел задержания.

Переполненности СИЗО заставил ФСИН отправить в январе в Министерство юстиции поправки к закону «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». Проект документа предусматривает, что суд при выборе меры ограничения обязан учитывать наличие свободных мест в изоляторах.

Но даже если до 2020 года, ФСИН удалось значительно улучшить условия содержания в СИЗО, колониях и тюрьмах, это не решает одну из главных проблем нашей уголовно-исполнительной системы — социальной реабилитации и адаптации тех, кто выходит на свободу.

— Я только вчера вернулась из Самары, где мы свой реабилитационный центр в женской колонии, — сказал «Известиям» член СПЧ, председатель Межрегионального благотворительного фонда помощи заключенным Мария Каннабих. — Это реабилитационные центры уже не диковинка, вместе с ФСИН, мы уже открыли 12 таких центров, в колониях.

По словам Каннабих, человек выходит из тюрьмы совершенно другой.

— Они отличаются, потому что работа всей системы исполнения наказания настроен на то, чтобы человека сломать. Это исполнение наказания. И центров, которые мы создаем, в течение шести месяцев до выпуска должен начать потихонечку по возвращению этих людей к нормальной жизни», — говорит правозащитница. — Особенно это касается женщин. Говорят, что, когда они вернутся к нормальной жизни, им трудно и страшно — другие люди, другие машины, другая одежда… И им нужна помощь, чтобы научиться жить в новой системе.

С заключенными, которые заканчивают отбывать свой срок, должны работать не только психологи, но и социальные работники, которые в колониях катастрофически не хватает. Очень часто на 1 тыс. заключенных приходится один-два соцработника. А ведь именно они должны помогать, чтобы получить обратно ребенка, который в детдоме, или наладить отношения с родственниками.

— Это очень важно. Часто потому, что бывшие заключенные из колонии или тюрьмы в пустоту. Они не имеют ни жилья, ни работы, часто болеют, нуждаются в лечении. Этими людьми нужно иметь дело, — говорит Мария Каннабих. — И это нужно не только им, но и всем нам. Потому что мы все заинтересованы в том, чтобы они не совершают новых преступлений.

Решить эту проблему мог бы закон о социальной реабилитации и адаптации. Однако финансовый блок правительства утверждает, что денег на это нет.

— Законопроект готов. Я разговаривала об этом со многими высокопоставленными чиновниками. В том числе с министром юстиции. Но до сих пор ничего не сдвинется с места. Такой закон-дорогое удовольствие», — говорит Каннабих. — Но вы должны понимать, что это вопрос нашей общей безопасности. Людям, вышедшим из колонии, нечего терять. Они уже сидели и все видели. Смертной казни у нас, слава богу, нет. И это все. Можно и бить, и воровство.

В отличие от закона о социальной реабилитации и адаптации необходимо ввести квотирование на предприятиях, правозащитники убеждены, что каждый завод или фабрика принимая на работу бывших заключенных.

Написать комментарий

Комментирование закрыто

Translate »